В медиа-центре «Vыход» открылась выставка молодой художницы Анны Даниловой

Персональная выставка Анны Даниловой с серьёзным и немного пугающим названием «Зависимость» претендует на откровенный разговор в духе психоанализа, отсылающий зрителя к теориям Фрейда, Юнга, Хайдеггера и других философов ХХ века. Невольно ожидаешь увидеть в экспозиции брутальные треш-откровения или постмодернистскую игру художника в поисках новых смыслов. Но ничего этого на первой персональной выставке молодой художницы, как кажется, нет. Что же на ней представлено? Разрозненные картинки — фотографии с рисунками-«каракульками», полное теней и намёков видео, в котором почти ничего не происходит... Хочется спросить — и это всё? И что мы видим?

Рассматривая повнимательнее фотографии, с удивлением открываешь для себя, что все они из мира реальной повседневности конкретного человека, как и «каракульки»-автографы, несущие в себе устрашающее подтверждение документальности происходящего. Можно предположить, что автор предъявляет нам чей-то дневник, приватную информацию в картинках, которые явно умышленно вырваны из нарративного сценария жизни и здесь представляют собой зашифрованную историю с одним единственным ключиком-словом «зависимость».

Собственно, художница нам предлагает провести визуальные исследования найденных артефактов частной жизни героини (назовем её Девочка). Фотоизображения, которые мы рассматриваем, вряд ли содержат пафос обвинения или раскаяния. Нет, они спокойны. Фигурка девушки, кочующая из картинки в картинку, апеллирует к нашему опыту — подразумевается, что мы и так знаем про это состояние Зависимости. Визуальная риторика всей серии такова, что приватная история почти априори вызывает внутреннее согласие и сочувствие в душе зрителя.

Вот обнажённый девичий торс, вот ещё и ещё. Всё обыденно, без постановочной эротики. Его окружают колючие, небрежно нацарапанные значки, фразы, фигурки, ... есть очень знакомые — морковь, клубничка, губы, глаза... и очень одинокая собачонка в углу из плоти.

Все эти фотодокументы и графические следы автоматического письма создают ощущение, что нам много и правдиво рассказывают про жизнь. Но есть нечто, что автор явно не договаривает, и мы что-то чувствуем, видим, но не решаемся произнести вслух, так как оно почти не выразимо в речи. Изображение напрямую апеллирует к нашему опыту воображаемого, эмоционального, субъективного. Вот этот «живописный лепет», говоря словами Джеймса Элкенса, и приоткрывает «страшную тайну» Зависимости некой Девочки от невидимого нами героя.

Я рискнул и провёл свой творческий эксперимент, соблюдая дискурс автора проекта, обратился к текстам небезызвестного романа «История О». Взяв почти наугад некоторые цитаты, наложил их на представленные на выставке изображения и, как мне кажется, визуальный сценарий наполнился убедительным нарративом. Например: «...ей доставляло удовольствие думать о пытках и мучениях, уготованных ей, но стоило ей только на себе ощутить их, как она готова была на все, что угодно, лишь бы они прекратились; когда же это заканчивалось, она снова была счастлива, что ее мучили». Или ещё точнее: «Нет ничего страшнее, чем попасть в руки живого Бога. Нет, — думала она, — сейчас, куда ужаснее быть отвергнутой им».

А вот как комментирует свой «визуальный дневник» художница Анна Данилова, являющаяся по сути режиссёром и интерпретатором своей истории: «Она (Героиня) зависима от одного человека. ...Это именно зависимость, а не любовь — чувство, ничего кроме боли в себе не несущее. Но это странным образом доставляет ей удовольствие, из-за чего она только и поддерживает отношения с тем человеком. Наверное, ей нравится быть униженной и брошенной... быть жертвой...»

Вот что любопытно в данном аспекте, Анна Декло — серьёзная французская писательница начала ХХ века, окончившая филологический факультет Сорбонны, занимавшая пост секретаря парижского издательства «Галлимер», переводчик английской поэзии, — прославилась в мире литературы, написав признание в любви писателю Жану Полану в форме порнографического романа «История О». Книга получила скандальную известность, хотя не имела к реальной жизни никакого отношения, скорее принадлежа к категории порнографической сказки — фантазии о причудливости любви.

Проект петрозаводской художницы Анны Даниловой в каком-то смысле — утверждение обратного. Все эмоционально-сексуальные действия её Девочки-Героини не имеют к любви никакого отношения, как впрочем, и к сказкам, а являются по сути своего рода «рентгенограммой» запрограммированного жизненного сценария, типа человеческого характера и коммуникации. В психологии это называется «трансактной физиологической практикой», — игра, что стала для Девочки-героини обыденной реальностью. Вполне может быть, это и есть основной стержень проекта, явно имеющего оттенок самотерапии, сублимации и попытки разорвать некий замкнутый круг предопределённости человеческих отношений.

Сергей Терентьев, художник